Мир каратэ: главная

Информация - путь к развитию

"Личность года в спорте" бежал из России

2014-12-23
Прочитано в Inopressa

The Sunday Times публикует несколько статей, где возвращается к скандалу с предполагаемым использованием допинга в российской легкой атлетике. Газета взяла интервью у Виталия Степанова, чьи утверждения использованы в фильме немецкого телеканала ARD "Секретное досье: допинг. Как Россия создает своих чемпионов" (См. статью Süddeutsche Zeitung "Спортсмены должны принимать допинг. В России так заведено"). Издание также предлагает объявить Степанова "Личностью года" в области спорта.

"Разоблачитель российского допинга опасается за свою безопасность" - так озаглавлена первая статья в британском издании. В своем первом интервью после показа немецкого документального фильма Виталий Степанов "еще больше приподнял покров над масштабом и характером широко распространенного допинга в его родной стране", пишет журналист Дэвид Уолш.

Степанов сказал в интервью газете, что боится возвращаться в Россию. "Он, его жена Юлия и их годовалый сын скрываются. Степанов проработал три года в Российском антидопинговом агентстве (РУСАДА), вплоть до 2011-го. В тот период он наблюдал коррупцию антидопинговой системы страны и сговор чиновников на фоне обычаев покрывать тех, о чьем жульничестве было известно", - говорится в статье.

По словам Степанова, сложилась культура давления на спортсменов, чтобы они мирились с допингом как с чем-то необходимым, а многие чиновники антидопингового ведомства участвовали в сговоре. "Когда он работал инспектором допинг-контроля, ему предлагали деньги за уничтожение проб", - говорится в статье.

Степанов обратился во Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА). По сообщению газеты, эта организация не имела возможности разоблачить предполагаемые нарушения. Тогда Степанов связался с немецким журналистом, который в итоге сделал для ARD вышеупомянутый фильм.

Теперь ВАДА и IAAF начали расследования. Глава Всероссийской федерации легкой атлетики Валентин Балахничев временно оставил свой пост казначея IAAF. Балахничев назвал обвинения, прозвучавшие в документальном фильме, ложью, отмечает издание.

Во второй статье тот же журналист Дэвид Уолш обосновывает, "почему беглец из России должен стать "Личностью года" в спорте".

"Мы смотрим на наших кумиров, не желая допустить даже вероятность того, что им помогают химические средства. Спонсоры, спортивные функционеры, администраторы, тренеры, спортсмены - все они традиционно заинтересованы в сокрытии этой правды о том, что спорт стал нечестным. А мы по большей части не хотим знать правду", - пишет автор.

Именно поэтому у Виталия Степанова и его семьи туманное будущее. "И именно поэтому гендиректор Всемирного антидопингового агентства Дэвид Хаумен заявил, что таких людей, как Степанов, следовало бы оберегать. И, более того, прославлять", - говорится в статье.

Тренеры удивлялись, что Степанов не берет взяток. "В марте 2011 года его начальство в РУСАДА решило, что больше не имеет для него вакансии. Когда он осознал, что РУСАДА не выполняет свою работу должным образом, Степанов обратился во Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), сообщив ему о коррупции, а также убедил свою жену Юлию, которая выступала в беге на 800 метров и раньше была причастна к допингу, сотрудничать с ВАДА", - говорится в статье.

Степанов и его семья выехали из России до того, как был показан немецкий фильм, и теперь считают, что возвращаться на родину им небезопасно.

"Образ этой молодой русской семьи, которая находится вдали от дома и боится возвращаться, - чуть ли не самая яркая метафора для описания мрачных туч, которые вечно нависают над миром профессионального спорта", - пишет автор.

Если объявить Степанова "Личностью года в спорте", его никто не посмеет тронуть, уверен журналист.

В третьей статье, озаглавленной "В бегах", Уолш приводит более подробные выдержки из рассказа Степанова. Журналист называет его ключевым свидетелем.

В интервью газете Степанов сказал: "Мы сочли, что для нас будет безопаснее, если мы уедем из России и посмотрим, какова будет реакция. Реакция доказала, что мы поступили правильно. Большинство российских журналистов не попытались разобраться в этой истории, они не понимают, что возможен позитивный эффект для следующего поколения российских спортсменов. Они просто говорят, что мы лжецы и предатели, что нам заплатили, что мы плохие русские патриоты".

Журналист излагает биографию Степанова: с 15 лет учился в США, хотел остаться там надолго, но события 11 сентября 2001 года все изменили. Степанов поясняет, что видел, как рухнули "башни-близнецы". "Мне захотелось быть поближе к моей семье. Я вернулся в Россию", - рассказывает он.

Наблюдая эти события, он осознал еще одну вещь - "жизнь коротка и может закончиться в любой момент. И я подумал, что лучше быть честным человеком, чем лжецом".

Степанов вернулся в родной Челябинск, затем переехал в Москву и получил диплом спортивного менеджера. Однажды ему попалось объявление о приеме на работу инспекторов допинг-контроля. "Мне показалось, что они ищут кого-то вроде меня. В сущности, честного человека, который любит спорт и руководствуется своими принципами", - сказал Степанов.

"В конце января 2008 года я прошел собеседование, а в следующем месяце начал работать. По-моему, люди, с которыми я разговаривал, которые участвовали в создании РУСАДА, хотели создать агентство, которое всецело соблюдало бы кодекс ВАДА и боролось бы с допингом в спорте", - поведал он в интервью.

На шестом месяце работы в РУСАДА Степанов натолкнулся на кое-что, показавшееся ему неправильным.

"Перед Олимпиадой 2008 года в Пекине в наш офис приходит высокопоставленный чиновник из московской лаборатории. С ним женщина, знаменитая спортсменка, в 2012 году она победила на Олимпиаде. В тот момент она надеялась на успех в Пекине", - сказал Степанов.

По его словам, чиновник спросил: "Вы можете ее быстро проверить?"

"Но она женщина, а я мужчина. Как я могу это сделать?" - ответил Степанов.

"Не волнуйтесь об этом, не волнуйтесь, как она предоставит вам пробу. Просто заполните бумаги и дайте пробу мне, а я поеду проверю ее в лаборатории", - якобы сказал чиновник.

По словам Степанова, чиновник "хотел удостовериться, что перед отъездом она "чиста" [от следов допинга. - Прим. ред.].

Между тем РУСАДА само составляло списки спортсменов на проверку и устанавливало даты забора проб.

"Вместе с некоторыми другими людьми мы шли к нашему начальству и говорили, что нам надо проверить этого спортсмена и того-то спортсмена, а в тот день инспектор допинг-контроля приходил, а начальник говорил: "Это хорошая идея, а это плохая", - говорит Степанов. По его словам, "примерно половина того, о чем мы просили, делалась, а другая половина не делалась, без четких объяснений причин".

Когда он начал ездить в тренировочные лагеря для сбора проб, на смену подозрениям пришли реалии, пишет автор. Степанов хорошо знал протоколы: "заранее решаешь, кого будешь проверять, приходишь на тренировочную площадку и собираешь пробы. Никто на тренировочной площадке не мог диктовать инспектору допинг-контроля, кого можно проверять, а кого нельзя" (пересказ журналиста).

Но, по словам Степанова, функционеры в лагерях говорили: "Вот список спортсменов в лагере, но этих пятерых в лагере нет, а эти 10 - определенно чистые, нет необходимости их проверять".

Тогда Степанов говорил: "Если вы утверждаете, что они чистые, мне это кажется слегка подозрительным, и я все же хотел бы их проверить". "Эти функционеры звонили в РУСАДА и говорили, что приехал инспектор допинг-контроля и что он не понимает, что эти спортсмены чистые. Мы могли проверять только тех спортсменов, проверки которых желали эти люди, и в каком-то смысле это была просто напрасная трата денег", - говорит Степанов.

"Система такая коррумпированная, - продолжает он. - Многие спортивные чиновники не могли понять, как инспектор допинг-контроля, когда ему предлагают деньги, причем никто другой не видит, как ему предлагают деньги, может отказываться. В их глазах это был сумасшедший. "Ты что, с ума сошел? Сколько денег тебе надо?"

Степанов пояснил, что так ему говорили "больше двух раз, но не часто. Потом было решено, что с этим молодым инспектором допинг-контроля нет смысла разговаривать. Если у тебя проблемы, звони прямо в офис РУСАДА или в лабораторию".

В 2009 году Степанов и Юлия Русанова, бегунья на средние дистанции, познакомились, полюбили друг друга и поженились. "Он был пламенным противником допинга, а она принимала допинг", - говорится в статье.

"Мы говорили об этом [о допинге] на нашем первом свидании. Этим она меня и привлекла: она не боялась говорить честно", - поведал Степанов. По его словам, тогда Юлия, "хотя она была спортсменкой, не знала масштабов допинга, который имел место в России".

"В 2010-2011 годах Юлия Степанова нагнала тех, кто был лучшими в беге на средние дистанции в России. Чем ближе она оказывалась к "святая святых", тем больше наблюдала масштаб коррупции", - говорится в статье.

"На каждых соревнованиях они выбирали 3-5 спортсменов и разрешали им состязаться "грязными" на чемпионатах страны, - говорит Степанов. - На уровне страны настоящей конкуренции нет, потому что другие спортсмены, которые раньше, возможно, использовали запрещенные продукты, на чемпионатах страны должны быть "чистыми" и оказываются в невыигрышном положении".

В начале 2013 года Юлию Степанову дисквалифицировали. Степанов говорит: "Мы договорились, что не хотим, чтобы это случилось во второй раз. Если она сможет состязаться, когда она "чистая", то так и поступит. Она не стремилась к пожизненной дисквалификации. В тот период Юлия начала сотрудничать с ВАДА".

Что с ними будет дальше, Степанов не знает: "Хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах".


Контактная информация: ylk@iskratelecom.ru